Главная >> Креатив >> Отчеты >> Выезд в Самару
Выезд в Самару Печать

Отчет 2. Или взгляд с другой стороны.

Предисловие. Иногда буду ссылаться на отчет ПСХ. Не претендую на то, чтоб обогнать его по количеству непечатных выражений. Это Женский взгляд на фанатский выезд.

День первый. Пятница.

Проработав до 14.00 я спустилась в метро и на клубом средстве передвижения - электричке добралась до вокзала, где уже собрались перечисленные в отчете ПСХ персонажи (Айс, Силаев, Маша, Лиза и Юля). Потом подтянулись Люда, именинник Лери и Седов, который пришел посмотреть на баннер, изготовленный по его эскизу. Эскиз был хороший. Фирма - изготовитель - дерьмо. Они посчитали, что оранжевый и красный - это одно и то же. В результате получились оранжевые буквы «УраЛоко» в черной окантовке на зеленом фоне. Мы решили, что такой баннер будет очень органично смотреться на матчах Уралмаша. И что в этой фирме работают либо фанаты из УФО, либо злобные кони, решившие изгадить нам вывеску.

Потусовавшись под варежкой, мы отправились к поезду и погрузились в свой вагон, где сразу же оценили заботу родной железной дороги о пассажирах вообще и фанатах Локо в частности - на отоплении руководство ЖД явно не экономит. Веселые и находчивые ПСХ и Чилаверт сразу предложили нам обнажиться, оставив только шарфы Локо, но мы почему-то отказались. Да, сообщу сразу, нам с Людой повезло (как и на выезде в Пермь) и мы ехали в одном «отсеке» именно с Пашкой и Лери. Остальным повезло меньше, и им достались места, разбросанные по вагону.

Мы уселись, выпили пива, познакомились с вахтовиками-геологами, отказались от их водки, проллили пиво, вымыли пол. Потом открыли коньяк, съели торт, достали курицу. Поздравили Лери с ДР и вручили ему подарок - книжку «Энциклопедия хулиганствующего ортодокса» с матершинными стишками и частушками.

Снова выпили пива. Особенно бурно пил Айс, инаугурация которого совпала с днем рождения Лери. После этого Айс отключился, «дети» разбрелись по своим местам, я вынесла три пакета с мусором (выброс мусора проходил красной нитью через весь выезд).

Нам стало скучно, и Лери написал на моей ноге «Локомотив» (ручкой), а потом ПСХ взял мою ногу силой и маркером добавил «кони сасать». Скотский маркер мне удалось смыть лишь раз на пятый. Удовлетворенный Паша ушел к геологам проводить разъяснительную работу о том, какой клуб - чемпион. Другой Паша, который Силаев, в соседнем отсеке очаровывал старушку, интересующуюся футболом (ее интерес я поняла из слов - «Сычев, он же в Крылышках?»). В общем, работа в массах шла полным ходом.

Потом мы с Людой пытались уложить спать Лери и ПСХ и в час ночи нам это удалось, правда, мне пришлось расстилать наглому ПСХ постель на второй полке, потому что сам он уже этого сделать не мог. В четыре утра я почему-то проснулась и увидела страдающего Айса, бегущего из сортира, видимо, душой почувствовала, как плохо нашему предводителю. Дала ему таблетку от головной боли и с чувством выполненного долга легла спать.

День второй. Суббота.

Утро началось по расписанию - Лери и ПСХ выпили пиво, предусмотрительно оставленное накануне. Потом они купли еще пива и засели играть в скучные карты, а мы с Людкой - читать матерную книжку (Сэлинджера, взятого с собой, я в такой жаре читать не смогла). Чем ближе подъезжали к Самаре, тем больше было снега. Стали собираться на выход, убирать Пашкину постель я наотрез отказалась. Он с этим заданием справился вполне успешно, если не считать того, что с подушки он снял не только наволочку, но и основную ткань, выпотрошив из нее все перья, после чего добрый Лери объяснял всем интересующимся, что «Паша выеб&л курицу».

Вышли в Самаре, как и планировали, где нас уже ждали московские фаны Люба Евсеев, ЛёхаПанк и еще какие-то пацаны, имен которых я не помню. Айс и Силаев вместе с Любой отсоединились, а мы под Пашкины крики «так соси сама три тысячи залуп» направились к зданию вокзала. Вокзал, надо отметить, в Самаре офигенный.

Там мы сдали вещи в камеру хранения, вышли на привокзальную площадь, договорились с водилой одной из маршруток, чтобы он довез нас до стадиона. Стоимость чартера составила 200 рублей. Ехали мы с комфортом и песнями о Локо, которые пел ЛёхаПанк, состоящий в Реактиве (есть такой поющий сектор в Черкизове). ПСХ высунулся в окно вместе с розой Локо и будил в самаритянах патриотические чувства и любовь к Крыльям советов своими выкриками. До стадиона доехали минут за 40-50. Никаких местных красот по дороге замечено не было, даже Волгу не увидели.

Выгрузились у стадиона, где толпились мусора и местные болельщики и направились к 7 трибуне., а ПСХ и Лери по дороге отстали. Мы зашли за ворота, под трибуну. Обстановочка за забором и несметное количество стражей порядка, перед которыми стояла крохотная группа болельщиков, напомнила какой-то военный бункер. Там мы познакомились с болельщиками из Ульяновска, один из которых поинтересовался, знакомы ли мы с фанами из УФО и передал привет Фанки. Простояв в бункере минут 40, мы с Людой решили выйти и купить чего-нить съедобное (как оказалось позже, само провидение вытолкнуло нас из бункера именно в этот момент). Нас выпустили, но только без роз. По пути к еде сфотографировались с местными конями. Кони у них отменные.

Мы подошли к лотку с пирожками и услышали крики ПСХ, доказывающего местному крысу, что крылья отсосут у Локо 0-3.Пока покупали пирожки, прослушали диспут и вдруг увидели толпу, расступающуюся перед автобусом (как же вовремя мы вышли из бункера). Это были ОНИ. Увидев добродушного Семина, сидящего на первом сиденье, я сделалась немного не в себе. Вернее - много. Мне стало обидно, что кругом одни крысы, а мы даже без роз. В общем, я прыгала и помахала руками перед автобусом, как только могла. Различила только сосредоточенные лица Лимы, а потом Сычева, ехавшего на предпоследнем кресле в наушниках. Увидеть их ближе не получилось, потому что к автобусу ринулись местные болелы. Я лишь покричала «локо-локо», но толпа тут же заглушила эти прекрасные звуки своими погаными выкриками о моей любимой команде.

В состоянии аффекта мы с Людой отправились в бункер, который уже стал нам родным. Через некоторое время нас стали запускать на трибуны, предварительно предупредив, что за пронесенный фаер дадут 15 суток, обшмонав по полной программе. Загибая джинсы, я порадовалась, что надпись про коней уже практически не заметна. Наших на гостевом секторе собралось приличное количество.

Силаев и Айс повесили баннер у входа на сектор (на солнце оранжевые буквы выглядели более прилично, и в принципе баннер смотрелся неплохо).

Потом игроки вышли, и начался матч.

Описывать матч я не буду, кому надо тот видел, да и Паша уделил несколько слов. Мы пели, кричали, махали флагами и разворачивали розы.

Растягивали баннер (размером с сектор) с эмблемой Локо. Потом начались пробные поджигания фаеров. Менты напряглись, но лезть внутрь сектора не решились. Во втором тайме мы потеряли ПСХ, который, как оказалось позднее, ушел спать на другую половину сектора.

Хулсы взяв на себя роль организаторов, «дирижировали» сектором, время от времени подбегая к тем, кто молчит со словами «Нам не перекричать весь стадион, помогайте». К середине матча пели все. Надо сказать, от самарских болел мы ожидали большего. По большому счету набился стадион кузьмичей, увешанных клубной атрибутикой. И все.

Мы на их фоне смотрелись красиво! Это был островок английского боления (хоть и в российской интерпретации). Красно-зеленые цвета, красно-зеленые огни, в сумерках взметнувшиеся над головами и неумолкающее «ВпередЛокоВпередЛоко».

После матча самарские болелы выходили, аплодируя нам, мы напоследок спели «Мы приехали Жигуля попить! Жигуля попить! Жигуля попить!» и «Дайте пива для фанатов».

Как позднее сказали местные парни, красивее, чем мы, у них не болел никто - ни кони, ни Зенит, ни Спартак. Дело даже не в фаерах и баннере, а в том, что мы смотрелись одним целым (эти слова мы готовы были слушать бесконечно!)

Потом мы погрузились в автобусы и поехали на вокзал, где нам выделили часть зала ожидания. На вокзале кроме нас тусовалась часть москвичей и трое самарских болельщиков (наконец-то мы с Людкой получили возможность пообщаться с самарскими парнями, которые по слухам, не уступают в смазливости девушкам)

Два часа ожидания пролетели быстро.

Кстати, мне удалось найти расхваленное местное разливное пиво и мое отчаяние, от того, что я не увидела Волгу и отведала напитка Жигули, немного отступило.

Перед поездом мы разделились на две группы. Люда, я, ПСХ и Лери, как обычно вместе, отправились в первый вагон, остальные - в третий. Войдя в вагон, я огорчилась, что народу в конце вагона не так много, и Пашина радость по поводу матча, выраженная в выкриках «Локомотив Москва», не так обрадует пассажиров. С этого момента настала самая душевная часть поездки. Лери и Паша привычно пили пиво, орали (ну, мы тоже покричали, конечно) и приставали к нам с гнусными предложениями. Мы привычно игнорировали их предложения, я традиционно стелила постель ПСХ, который к этому моменту предложил выйти за него замуж. Когда лежащее на верхней полке тело в виде Лери предложило секс сначала мне, а потом Люде, Паша в горьком отчаяньи протянул - «Ну дайте же нам хоть кто-нибудь!». Эту фразу они ныли примерно полчаса. Все это время я пыталась уговорить ПСХ убраться с моей полки на верхнюю, что он в конце-концов проделал с огромным трудом, повиснув между полками над столом. Видимо, это усилие окончательно его доконало, и он отрубился. Лери последовал его примеру. И тут я нашла маркер. Пропавший маркер, которым была изрисована в первой части поездки. Решив отомстить за все пережитое, мы с Людой сделали ЭТО (я не признаюсь, кому именно пришла в голову такая мысль и кто это осуществил, так как мне дорога моя жизнь и жизнь Людки):

День третий. Воскресенье.

Нормально уснуть мне удалось под утро. В это время Паша, исполнивший свое интимное желание, решил нас всех разбудить. Мы радостно проснулись, познакомились с ехавшими рядом мужиками, которые глушили водку в жарищу, царившую в поезде. Пашка залез обратно и снова уснул. Окончательно утро настало часов в 11. Кое-кто начал думать, не пойти ли им за пивом, но в это время в вагон заехала тётя с тележкой и мальчики оформили заказ, заботясь о прибыли вагона-ресторана. Пиво тётя доставила оперативно, и день пошел по знакомому пути. Чтобы немного его разнообразить, ПСХ решил, что пора играть в преферанс, и пошел за Силаевым. Вернулся он серьезный, со словами - «кто это написал?». Как оказалось позже, Силаева он уговаривал не только словом, но и делом, замахнулся на него, и тут Лиза прочитала то, что было скрыто рукавом футболки. Короче, угорали они все (кроме ПСХ, естессно), видимо, не меньше, чем мы с Людкой накануне, потому что ПСХ вернулся злой как черт.

Они начали играть в преф, нам с Людкой стало скучно, и мы решили напиться до беспамятства, но у нас ничего не вышло. В Челябинске меня снарядили за очередной партией пива и к Екатеринбургу два наших товарища приближались в своем лучшем выездном виде. Познакомившись и поорав с какими-то парнями из Сургута, они затеяли спор о конях. Это издевательство над нами продолжалось на протяжении часа, после чего мои нервы сдали, и я высказала все, что думаю о них, о Газзаеве и о конях, употребив массу накопленных за время поездки непечатных выражений.

В общем, вышли из поезда мы с чувством глубокого морального удовлетворения - выезд удался. А в следующий раз я обязательно возьму с собой скалку.

 
« Выезд в Санкт-Петербург   Выезд в Самару »